Четверг, 20 Ноябрь 2014 09:26

Зачем ЕС прописал Молдове эвтаназию? Избранное

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Главные отрасли молдавской экономики приговорены к медленной смерти.

 

Если ЕС сравнить с врачом, то соглашение, которое он предложил Молдове об ассоциации, напоминает лекарство, состоящее из двух таблеток, синей и красной. Красная – политическая часть соглашения, а синяя  – экономическая. Обе таблетки – это части сильнодействующего средства. «Лекарства», которое дают обреченному больному, в случае, когда принято решение об эвтаназии. То есть, добровольной смерти. В нашем случае, решение об эвтаназии, как и полагается, принято самостоятельно. Республика Молдова добровольно подписалась под соглашением с ЕС. (То, что население об этом не спросили, уже общей картины не меняет).

 О политическом смысле документа  сказано уже немало. Его не надо искать в самом тексте договора. Он, смысл, проглядывает в событиях на Украине. Стране, где политическое соглашение действует, а реализация экономической части пока отложена.

 Итак, политическая суть «лекарства», предложенного Украине и Молдове,  - геополитика. Странам отведена ясная роль - быть плацдармом в новой войне с Россией. Если раньше такие выводы отметались, то теперь политики и на Востоке, и на Западе говорят открыто о своих намерениях.

 На днях назвала вещи своими именами Ангела Меркель. Она сказала, что «украинский кризис - это ни в коем случае не региональное дело». А это значит, что украинский конфликт как «политическая Эбола» может заразить собой близлежащие страны.

  «Речь идет не только об Украине. Речь идет о Грузии, о Молдавии, если так пойдет дальше, то речь может пойти о Сербии, о государствах западных Балкан» - уточняет немецкий канцлер.

  Итак, красная таблетка, политика, это - огонь войны.

 А синяя? Экономическая смерть.

 Подавляющее большинство граждан Молдовы плохо понимают, что на самом деле происходит с экономикой страны. И это неудивительно. Нынешняя власть скармливает населению такие данные, которые его только запутывают. Например, говорят о ВВП – Валовом внутреннем продукте. Этот ВВП состоит, в том числе, и из банковских перечислений трудовых мигрантов. А это более миллиарда долларов. Зададимся вопросом: какова роль правительства Молдовы в получении доходов за пределами страны гастарбайтерами? Никакой. Так о чем говорит этот показатель? А о том, что нас хотят ввести в заблуждение.

 Поэтому для нас с вами интерес представляет не то, о чем говорят чиновники из правительства, а как видят ситуацию эксперты.

 Раньше Молдавия славилась своим агропромышленным комплексом. У нас было высокоразвитое ( если сравнивать с сегодняшним состоянием) крупнотоварное сельскохозяйственное производство.

 Население постарше помнит  развитое виноградарство, виноделие, гигантские плантации садов, мощную перерабатывающую базу, комплексы по выращиванию свинины, птиц и т.д. Продукция, которая у нас выпускалась, была очень востребованной.

 В конце 80-х, приехал в Молдавию с гастролями известный российский исполнитель Александр Градский. Я зашел к нему  в номер гостиницы, чтобы записать видеоинтервью, и обнаружил на столе гостя два комплекта разных видов молдавского варенья. Небольшие баночки, семь сортов. Среди них - варенье из лепестков розы, молодых орехов, винограда и др. «Замечательная вещь!», - резюмировал тогда артист, - «Сейчас после интервью схожу в магазин, и куплю еще несколько комплектов».

 Варенье из лепестков розы. Да, в Молдавии была развита эфиромасличная отрасль. Выпускалось, в том числе, и очень дорогое розовое масло.  А какие были компоты? Например, компот из белой черешни. Можно ли его сегодня встретить на прилавках магазинов?

  Это все сказано не для того, чтобы травить чью-то душу ностальгией, а чтобы показать, как мы, как страна опустились.

 Сухая статистика говорит, что с тех пор объемы производства в отрасли упали в 2 раза. А если исключить сельхозпродукцию, которую мы покупаем за рубежом и перерабатываем, то в  4 раза. Таков уровень деградации.

 Что собой представляет аграрный сектор страны? Общая картина нам нужна для того, чтобы понять, насколько мы конкурентоспособны для ассоциации с ЕС.

 Вот какие цифры приводит  доктор наук Михаил Пойсик.

 У нас 903 тысячи хозяйств. Средняя площадь 2.5  гектара. И теперь внимание, 50 % продукции у нас производится не мелкими фермерами, а на личных подворьях. То есть, наше сельское хозяйство сегодня – это личные подворья.

 Здесь на домашних огородах Молдова производит: зерновых, подсолнечника 22%, картофеля 80%, бахчевых 97%, фруктов-ягод – 55, винограда более 3\4, мяса скота и птицы 3\4, молока – 97% и яиц около 2\3.

 Вы понимаете, о чем говорят эти цифры? О том, что у нас фактически нет крупнотоварного сельскохозяйственного производства. О том, что наши условия производства абсолютно не выдерживают конкуренции  со странами ЕС. Мы что собираемся с помощью мотыг захватить рынок Европы? «Да, именно так!» - считает нынешнее молдавское правительство, подписавшее соглашение об ассоциации.

 И что важно, подчеркивает Михаил Пойских, у нас нет никаких шансов и перспектив кардинально изменить ситуацию в ближайшие десятилетия.

 Вы думаете, ЕС об этом не знал? Очень хорошо знал. Кто проплатил недавнюю перепись всего, что производится на домашних подворьях?

 Что означает соглашение ассоциации Молдовы с ЕС с учетом приведенных цифр? Это поединок ребенка, который пришел месяц назад в секцию бокса, и чемпиона мира в супертяжелом весе, типа украинца Владимира Кличко.

 Кто-то может возразить, позвольте, но у нас есть виноделие. Это же ключевая наша отрасль. Вот именно. Посмотрим на нее через призму цифр.

 Михаил Пойсик говорит, что еще в 2005 г. около 29% всего молдавского экспорта составляла алкогольная продукция. По прошлому году – только около 9%.

 Почему такое резкое падение? Разумеется, из-за осложнений в отношениях с Россией, результат «винного эмбарго» 2006 г.

 Экспорт в страны ЕС вырос в 3 раза – с 10.49 до 32 ( тысяч декалитров). Но это не может изменить ситуацию в целом, так как объемы торговли с ЕС просто не сопоставимы с тем, что мы продаем в Таможенный Союз.

 К чему привела переориентация на Запад?

 Подготовьтесь услышать то, что вас может не обрадовать.

 Изношенность основных фондов (производственной базы)  составляет – 2\3. Фактически,   это - металлолом. Краткосрочная и долгосрочная кредиторская задолженность – почти 5 миллиардов лей. То есть, виноделы набрали кредитов под завязку.

 Пойсик провел анализ и пришел к выводу, что «Если взять такие показатели, как товарно-материальные запасы и взять дебиторскую задолженность и сопоставить их, то есть, если продать все, что есть у виноделов, даже шланги, запчасти, покрышки…что нереально, то виноделы еще будут должны 1 миллиард лей. Нет у них покрытия долгов».

 Прошлый год принес 42 миллиона лей убытков по отрасли. Другими словами, наше виноделие  в долгах, как в шелках. А откуда оно возьмет деньги на техническое перевооружение, на продвижение своих винных марок в Европу (что обязательно)? Виноделы будут брать новые кредиты? «Как их погашать, когда у нас происходит сокращение экспорта?» - задается вопросом эксперт.

 Здесь наблюдается парадоксальная ситуация. 2012 г. был неурожайным. Мы собрали всего 506 тысяч тонн винограда. В прошлом году был прирост в 20%., собрано – 612 тысяч тонн. Однако экспорт винограда в свежем виде вырос  всего на 6 тысяч тонн. То есть, рост составил всего около  5%. Экспорт упал не только в страны Таможенного Союза, что как-то еще понятно, но и в страны ЕС. И крепких алкогольных напитков, и виноградных вин.

 Михаил Пойсик говорит, что все объясняется достаточно просто. «ЕС сказал, ребята с этого года – визите вина, сколько хотите. Но возможность - это еще не все, потому что существует масса дополнительных условий. Технических и технологических.

 Во-первых, мы сильно отстали по технологическому уровню.

 Во-вторых, в ЕС виноделие субсидируется несоизмеримо больше. Если у нас государство за гектар производителю доплачивает 20 евро, то в ЕС 250 – 300 евро.

 Поэтому экономисты делают однозначный вывод: наша винная продукция на рынке ЕС  просто неконкурентоспособна.

 Что ждет наше виноделие в будущем?

 Это хорошо поняли на юге Молдовы, в Гагаузии. В последнее время болгарские фирмы стали покупать в регионе красный виноград. Почему? Что своего нет? В том – то и дело, что нет. Перед вступлением в ЕС стране было поставлено условие – вырубить ту часть виноградников, которая, по мнению Брюсселя, является избыточной. В ЕС много французского, испанского, итальянского, португальского, немецкого вина…

 Так что, рубите виноградники, если хотите в ЕС.

 Поэтому для Молдовы соглашение с ЕС было равнозначно предложению «положить под язык «синюю таблетку», и приготовиться – психологически -  к началу эвтаназии.

 Больного успокаивали: «Все будет происходить незаметно». Чтобы затуманить мозги «таблетка» содержит специальные «ингредиенты» - гранты и кредиты. Это своего рода «опиаты», из-за действия которых больной не понимает, что с ним происходит и на каком он свете.

 Пока их коварное влияние не закончится.

 И здесь мы с вами остановимся, чтобы через некоторое время рассмотреть в увеличительное стекло другие «раны» на теле молдавской экономики. Хотя и то, что сказано, уже дает представление о том, чем может закончиться ассоциация Молдовы с ЕС, этого странного поступка маленькой, но очень гордой птички, которая сказала: «Лично я полечу прямо на Солнце!»

 Во второй части заметок речь пойдет о том, как сельским хозяйством Молдовы заправляют «теневики»: базарная мафия и перекупщики.


Прочитано 5065 раз Последнее изменение Четверг, 20 Ноябрь 2014 09:30
Автор публикации: Ткач Сергей Анатольевич

Теледокументалист, автор фильмов и программ

Сайт: www.newscom.md

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить